«Спектакли должны быть как сериалы на Netflix»: интервью с режиссёром театра KRUG_И Иваном Аникеевым

Проводить вечер за сериалом или фильмом стало привычным занятием каждого, а поход в театр стал редким исключением из правил. Режиссёр самарской театр-студии KRUG_И  Иван Аникеев верит, что театр не умер и знает, что нужно делать, чтобы эта сфера развивалась. Мы поговорили с ним и узнали, как он нашел свое призвание и собрал театральную тусовку.

Фото предоставлены героем материала

Когда в вашей жизни появился театр? 

Это было начало 2000-х годов в Новокуйбышевске, мне тогда было 9-10 лет. До этого я не ходил в театр – моя семья не привыкла к таким походам, и в театре они бывали, наверное, раз в жизни. 

Первый раз я пошёл с одноклассниками на спектакль, и мне понравилась сама атмосфера неопределённости времени, казалось, что время остановилось. Мы смотрели какую-то сказку: ни сюжета, ни героев, естественно, не помню, но сама картинка замершего времени на меня так повлияла, что после спектакля был небольшой «отходняк», и я подумал, что что-то в этом есть. 

Уже в седьмом классе я понял, что мне хочется быть актёром: постоянно оказываться в интересных ситуациях, создавать истории и играть разные роли. Я знал, что в Самаре есть училище культуры, но не понимал, чем там занимаются студенты и как проходит обучение.

На вступительное испытание я пришёл с выученным отрывком из «Гарри Поттера», что было убого для профессионального театрального заведения. Это был позор всей моей жизни. Ещё я что-то пел из попсы, но меня чудом взяли. 

В училище я абсолютно разочаровался в профессии. Меня бесил этот концлагерь тупости, поскольку там всё просроченное, очень неинтересное, и я не понимал, зачем я там. 

Как появился театр «KRUG_И»? 

На дипломном спектакле в училище ко мне подошёл педагог из института культуры и пригласил к себе на режиссёрский факультет. Я подумал, что наконец-то мы будем не дурака валять, а играть концептуальные вещи, но история повторилась. Однако рядом со мной были ребята, которые были полны желания делать новые проекты. Мы начали собираться по вечерам, поняв, что от педагогов мы ничего не получим. Отрабатывали актёрские навыки, работали над отрывками, а я этим всем руководил. Решили поставить спектакль и стали искать произведение, с которого всё начнётся, которое не стыдно будет показать зрителю. 

Мы выбрали повесть Дж. Оруэлла «Скотный двор», потому что она очень хорошо ложилась на всех людей, которые были с нами. Мы поставили модерновый спектакль с отсылками к поп-культуре, там звучали треки, например, из мюзикла «Иисус Христос – суперзвезда». Этот спектакль оказался очень успешным. Мы попали в хипстерскую волну, и он был дико популярен года 2-3 назад. На гастролях в Пензе, Сочи и других городах у нас были дикие аншлаги, и мы получали хорошие отзывы. 

Сейчас нашему театру уже пять лет, с переменным успехом мы работаем в Самаре. Наш зритель –  молодой и способный к аналитике, у которого есть свои взгляды и интересы, который не чужд новому времени, потому что нас сложно назвать классическим видом театра.

Каким должен быть театр по твоему мнению?

В свое время я понял, что нужно создавать театр-клуб, где могут быть перформансы, ивенты, квесты, одним словом, место- тусовка. Театр должен быть креативной площадкой для проектов. 

Таких театров представлено мало. У нас есть «Драмтеатр», «Самарт», Театр «Город», «Камерная сцена», но их очень сложно воспринимать сегодня. Молодые люди читают, смотрят сериалы, но им очень сложно идентифицировать себя с героем из классических произведений. Надо уметь найти этот диалог, эти конфликты, которые волнуют сегодня, и мы этим занимаемся. Думаю, у нас получается. 

Я считаю, что нужно демократизировать театр и сделать его открытой тусовкой для всех. Театральное искусство сегодня теряет молодых людей. Когда я говорю, что спектакли должны быть как сериалы на Netflix, мне говорят: «Ты что, идиот?».

Но сегодняшние сериалы говорят о серьёзных вещах, с которыми сталкиваются современные люди: они учат говорить о своих проблемах, принимать себя и не стыдиться своих особенностей. Это одна из тем, которую несёт наше творчество. Личность, которая свободна внутри, но зажата в тиски общества – центральная тема всех моих режиссёрских работ. 

Есть идейные вдохновители и классные режиссёры, которые подходят по твоему духу?

У нас в академическом «Драмтеатре» был художественный руководитель Вячеслав Гвоздков – мощная личность. Человек со сложным характером, всегда шёл напролом. Он известен тем, что первым поставил произведение Кена Кизи «Пролетая над гнездом кукушки» – почти одновременно с выходом фильма. Это был шок для Советского Союза. Одним из последних его спектаклей был «Побег из Шоушенка», и это заставило понервничать всех любителей классического театра. При нём ставились пьесы по американским фильмам. 

Боб Уилсон – это американский театральный режиссёр, автор спектакля «Эйнштейн на пляже», в котором нелинейное повествование – почти нет сюжета. В одном спектакле человек идёт в течение часа от одного конца сцены до другого, и ты смотришь это на одном дыхании. У нас такого нет и в ближайшие годы не будет. 

Как ты справляешься с выгоранием?

Я читаю книги, смотрю шоу на YouTube, смотрю фильмы, сериалы на Netflix, слушаю музыку, и из всей этой коллаборации образов появляется что-то уникальное и необычное.  Режиссура – это умение собрать внешне несвязанные вещи и сделать их единым целым, похоже на магию.

Я могу репетировать какой-нибудь спектакль месяцами, мяться на месте, а потом нужно вовремя начать «дурачиться», и вот здесь появляется самое интересное. Когда логика меняется, и нужно позволить себе сделать что-то неадекватное, что-то, что никогда в жизни не случилось бы, не произошло бы. С вероятностью в 80% – это то, что войдёт в окончательный вариант.

Я работаю с людьми, у которых в том числе нет театрального образования. Профессионалы, которые учились в СГИКе и люди, которые просто хотят быть актёрами, но не являются ими по сути, их невозможно отличить. Актёр сегодня может заниматься чем угодно параллельно со своей профессией, и это прекрасно. 

Как удаётся оставаться самим собой после примерки стольких ролей, и какой отпечаток накладывают роли?

Я думаю, именно моя внутренняя принципиальность и какие-то черты характера во мне самом. Мы же можем быть мерзкими, плохими, хорошими, вредными, смотря как направить в себе это увеличительное стекло. Потому что в жизни я не всегда могу быть очень хорошим, добрым и общительным, а на сцене – пожалуйста. Но всё равно я считаю, что актёр в жизни должен быть неинтересным. 

Планы на 2021 и новый спектакль

Этот спектакль будет называться «Зовите меня Уолт», про Уолта Диснея. Это авторская пьеса, и чтобы осуществить эту идею, пришлось написать сценарий, перевести много литературы и американских изданий, видео 30-х годов о работе студии Disney, пересмотреть документалки и прочитать сценарии. 

Я хотел сделать биографический спектакль, как фильмы-байопики. И мы увидим всю работу аниматоров над мультфильмами и спорные моменты, потому что Дисней – неоднозначная фигура. Он – художник, опережающий время, ломающий его и разрушающий стереотипы о хорошем и плохом. Уолт Дисней – центральная фигура XX века, и закулисный период работы над «Белоснежкой» мы как раз увидим на сцене. 

Это биография и размышление на тему роли художника, о его политических сторонах, о чём он должен думать, как он должен существовать и общаться с другими художниками. Это полноценный спектакль, не лекция, не музыкальная композиция, я не видел, чтобы в Самаре были спектакли-биографии. Такого ещё не было. 

Впереди будет несколько промо-мероприятий, арт-лекций о Голливуде того времени и персонажах. 

Всю информацию о театре и мероприятиях можно найти на официальном сайте, в Instagram и во ВКонтакте. А на портале Гилмон есть возможность приобрести билет на спектакль со скидкой. 

Маша Фролова
Маша Фролова

Филолог, который в 7 лет стал баянистом. Снимаю на пленку самарчан, пишу обо всем, что вижу, и живу по законам истинного гедониста.

No Comments Yet

Comments are closed