Редакция «Курмышей» решила взяться и за освещение театральной повестки любимого города — не всё же время по барам ходить, пить жигуль и болтать под техно. Театральных критиков среди нашей команды не нашлось, поэтому мы поступаем как рядовой любитель: открываем афишу, ищем что-нибудь погорячее и записываемся. В новой рубрике мы будем освещать постановки с пометкой 18+, потому что за этим ограничением уж больно много загадок, которые не всегда сводятся к пошлостям. Наш автор Ксения Брыкалова начала с Самарского художественного театра и комедии «Чемоданчик».

Как и любой порядочный гость театра, перед постановкой, я погуглила, что вообще меня будет ждать. Оказалось, что спектакль поставлен по пьесе Юрия Полякова «Чемоданчик.  Апокалиптическая комедия». Режиссёром выступил Павел Карташев.

В описании к спектаклю значилось «сатира в духе Эрдмана и Булгакова», «полифония смыслов» и «остро современная комедия»

Что значит «апокалиптическая комедия», неужели это и впрямь такая острая постановка, и причём тут вообще чемодан — с ответами мне помог сам режиссёр:

«Само слово «апокалипсис» переводится с греческого как «раскрытие», «откровение» о том, что было ранее неизвестным и не могло быть известным до этого откровения. В сочетании со словом «комедия» получаем такое «откровение», о котором все знают, говорят об этом на кухне, но о чём не принято говорить вслух. В постановке это раскрывается в ситуации, когда у действующего президента России — Валентины Валентиновны — похищают ядерный чемоданчик, позволяет вскрыть «второй план» нашей жизни, во многом нелепой и подчас абсурдной, о чем, по примеру классиков, уместнее всего говорить языком сатиры»

После такого комментария вопросов появилось ещё больше и я пошла проверять, насколько откровенна и правдива сатира сегодня. На входе меня встретила женщина в маске, в зале попросили сесть через одно кресло и не снимать маски на протяжении всего спектакля. В общем, все правила, которые нам навязала пандемия, были соблюдены. Благо, актёры были без масок. 

Спектакль начался. Действие переносит в однокомнатную квартиру московской многоэтажки. В центре рассказа —  семья офицера охраны президента. Главная обязанность главы семейства — Михаила Стороженко — заключается в охране ядерного чемоданчика, который в один из дней он крадёт.

В комедии сплетаются люди из совершенно разных слоев — несостоявшаяся актриса, журналист, бывший колхозник, военный, школьник, президент России. И главное, что все они несчастны. Я смеялась над их действиями, но в то же время думала: «Какой ужас, почему это так жизненно?»

Итак, главный вопрос вечера: у «Чемоданчика» возрастное ограничение 18+. Почему? 

«В спектакле есть пикантная, но без пошлости, и смешная сцена из разряда «муж вернулся из командировки», пародирующая бесконечные «лёгкие комедии», заполонившие подмостки наших театров, от любительских до академических. Пьеса не только о политике, но и о театре, о его месте в нашей жизни»

Жена Михаила Стороженко случайно встречает своего бывшего однокурсника во время отлучки мужа. Итог свидания банальный — муж возвращается раньше времени в неподходящий момент. Происходящее на сцене — сплошной сюр, всё доведено до космической нелепости. Можно сразу ощутить сатиру на современные комедии, представленные не только в театре, но и на наших экранах.

На мой взгляд, постановка «Чемоданчик» имеет ограничение 18+ потому, что понять и воспринять сатиру бывает сложно даже взрослым людям. Непросто посмотреть и сказать: «Да, все хреново. И у меня тоже». В спектакле много шуток, но таких, которые заставляют задуматься. На «Чемоданчик» стоит идти тем, кто устал от дешевых комедий и не боится услышать правду.

Следующий «Чемоданчик» можно будет посмотреть только в декабре, а до этого рекомендую ознакомиться с репертуаром театра и найти что-то ещё себе по душе.

Ксения Брыкалова
Ксения Брыкалова

Слушаю пластинки, читаю бумажные книги и пишу тексты от руки. Считаю, что волжский вайб — это крутые самарцы, чьи истории должны быть озвучены.