Многие не спят по ночам из-за сессии, работы или бесконечной ленты в соцсетях. Кто-то в это же время танцует у шеста под пристальным взглядом мужчин. Мы пообщались с девушкой, которая работала в стриптиз-клубе Самары. 21-летняя танцовщица попросила не раскрывать своего имени, но зато честно рассказала о клиентах-жмотах, отношениях с родителями и «выкупы» девушек для привата.

Начало работы

В детстве я ходила на различные кружки: русские народные, хип-хоп, даже бальные и акробатические танцы, но мне ничего не нравилось, не получалось, и недели через три бросала.

В 2017 году, когда мне исполнилось 18 лет, подруга посоветовала поработать официанткой в клубе. Через пару дней работы начали «капать» на мозги, мол: «Да, давай попробуй потанцуй, что тебе это стоит». Все танцовщицы приходили устраиваться официантками.

Маме я сразу сказала о работе, ещё перед тем как идти на собеседование. Она не стала «крутить пальцем у виска». А папа узнал только через полгода, сначала боялась ему говорить. Но зря, потому что он отреагировал, просто как на очередную работу. Родители не осуждают мой выбор.

У меня не было никаких страхов, я не боялась осуждения со стороны, знала, что родители всегда поддержат. И решила — нужно попробовать. Обучение длилось три дня — три тренировки, каждая по часу. Хореограф учил ходить на высоких каблуках и самым простым стойкам. Объяснили правила клуба. Уже на четвертый день я пошла работать. 

В первую смену я ничего не заработала — пришёл только один гость за ночь, которым занялись более опытные девочки. Я не расстроилась и пришла на вторую смену. На ней заработала около четырёх тысяч рублей. Меня поразило, что можно так легко получать деньги. До этого я работала официанткой и получала 90 рублей в час, а тут за одну ночь получила столько денег. 

Работать стриптизершей — физически тяжело

Я спокойно танцую на сцене обнажённой — это не вызывает у меня смущения. Мне гораздо волнительнее подходить к гостю и заводить разговор, подбирать какие-то темы для общения, предлагать приватный танец. Бывают клиенты, с которыми я общаюсь  по три часа, в надежде, что сейчас заработаю, а они просто уходят. 

Это физически тяжелая работа. Я работаю всю ночь и практически не высыпаюсь. К тому же, сами танцы тоже очень выматывают. Со стороны может показаться, что всё легко — двигаешься на сцене и улыбаешься. Но я выполняю разные трюки на шесте, танцую на каблуках. Это действительно тяжело.

Коллектив на 60 процентов состоит из сучек

В клубе огромная конкуренция внутри коллектива, который процентов на 60 состоит из «сучек». Когда приходит гость, сразу начинается соревнование «кто первый к нему подойдёт». Руководство не разрешает всем сразу «подлетать» к клиенту, потому что так можно его спугнуть. 

Побеждает та, которая раньше понравится мужчине, она и получит денег за смену. Каждую ночь приходится бороться за деньги — стриптизёрши зарабатывают только с чаевых и продаж приватного танца. Получается, если не постараешься за ночь, не привлечешь внимание клиента, не разведёшь его на танец, можешь уйти домой без зарплаты. При этом, клуб забирает себе 50 процентов от выручки, которую заработала девочка.

На сцену я надеваю красивое кружевное белье, высокие каблуки. В фильмах показывают, как в стриптиз-клубах деньги на полу валяются, пахнет развратом и похотью. Секс, наркотики – у нас такого нет. 

На территории клуба с клиентами нельзя заниматься сексом

Несмотря на стереотип роскоши и пафоса типичный клиент таких заведений в 2020-ом году – это жмот, который «видел всё на свете» и вот наконец решил посетить стриптиз-клуб. Он не понимает, что это не просто кафе или кино – здесь нужно потратиться.  За одну ночь могут прийти совершенно разные люди: какой-нибудь 18-летний парень, которому папа дал денег, или рабочий завода лет 30-ти, у которого тоже нет денег. А бывает, заходит нефтяник, и тратится на всех девочек сразу. 

На территории клуба клиентам нельзя заниматься сексом с танцовщицами, но есть «выкупы». С девушкой договариваются – примерно тысяч за 20 клиент может увести танцовщицу из клуба. Но есть те, которые «себя не ценят», они могут пойти и за 15. Там девушка и клиент уже делают, что хотят.  Я уезжала раз семь, на выкупе всегда договаривалась, чтобы меня не трогали. Уезжала с клиентами, и просто продолжала общение, танцы, без интима.  

Часто клиенты приходят уже пьяные, но прям «набуханных» не пускают. Алкоголь у самих танцовщиц также в порядке вещей. Иногда девочки так напиваются, что блюют после смены. Пьют, едят за счет гостя, курят кальян и сигареты.

Как и в любом заведении у нас есть постоянные клиенты. Один мужчина просто заходит за бар и сидит, пьёт пиво, с девушками не общается, даже на сцену не смотрит. Есть постоянники, которые к определенным девушкам ходят.

Клиенты часто пристают. Они могут подойти и потрогать просто так.  Бывают хамы, которые говорят: «Минет пойдешь делать за тысячу рублей в привате?». Но некоторые девочки ведут себя так, что им все равно трогайте кто хотите, мне было неприятно, когда меня трогают просто так. Хочешь потрогать – заплати. 

Такая работа поднимает самооценку

За время работы стриптизершей я начала понимать мужчин, научилась общаться с ними. Не хочу сказать, что я завысила себе самооценку и могу просто деньги «вынимать». Но некоторые и такому учатся. Вертят, крутят мужчинами как хотят и в реальной жизни, и в клубе. Тут я просто поняла, что все возможно.

Устройство самого клуба довольно простое и более «человечное», чем можно это себе представить. Конечно, это не официальное трудоустройство. Если говорить о самом коллективе, то кто-то приехал из села, «вырвался от родителей» и начал зарабатывать свои первые деньги. Кто-то как я, вроде бы из обеспеченной семьи, учусь в престижном вузе в Самаре, но пошла туда работать, потому что просто захотелось. Хотелось побыстрее стать самостоятельной. Есть девушки-мамы, которые обеспечивают себя таким способом. Им график делают полегче.

Говорят, что бывших стриптизёрш не бывает. У меня сейчас есть парень, из-за которого я ушла с этой работы, но я всё равно скучаю по клубу, по тусовочной атмосфере.


Иллюстрации: Анастасия Майорова