История «Волга Мамы»: от снэпбэков до бренда, который прижился в Нью-Йорке

В 2012 году в Самаре появился бренд «Волга Мама», а в 2021 о нём знают по всей России и за её пределами. Сооснователи бренда — Андрей Комзов, Илья Угрюмов, Василий Румянцев. Андрей и Василий рассказали нам, как они решились запустить бренд, почему «Волга Мама» — не мерч, и с чего стоит начать, если ты решил запустить своё дело.

«Мы запускались в золотое время, когда доллар стоил 30 рублей»

Андрей: Всё началось в 2012 году, когда нам с Ильёй Угрюмовым пришла идея запуска снэпбэков «Волга Мама». Изначально были планы на проект Qosmus wear, но «Волга Мама» со своей мощной концепцией быстро отправила «Космус» в шкаф. Как и название бренда, наш творческий костяк появился не сразу. Изначально в команде было два человека: Илья и я, с которым мы жили рядом и уже работали вместе. В процессе подключился Василий Румянцев. 

Первые снэпбэки мы везли из Китая, поэтому наши инвестиции были в долларах. Если переводить в рубли, то получится сумма в районе 30-50 тысяч рублей. Благодаря тому, что мы запускались в золотые времена — доллар по 30 рублей – объём продукции за эти деньги был большой. Сейчас на эту сумму всё будет не так оптимистично. 

Как модно сейчас говорить — мы серийные предприниматели. Никто из нас троих никогда не работал на кого-то, может только мы с Василием во времена студенчества. И то, до того момента, пока не стали дяденьками, которые работают сами на себя.

Василий: Предприимчивость заложена в человеке. И если в тебе это есть, то ты будешь с этим связывать всю свою жизнь. Я всегда старался зарабатывать сам — мойка машин, помощь маме на рынке, она была тоже предпринимателем. Но для меня деньги — не главное. Людям творческого плана тяжело под кем-то находиться и выполнять чужую функцию. 

Я вот не совсем человек бизнеса — мне важна идея. Мне интересно реализовать проект, который не может больше сидеть в голове и хочет вырваться наружу. А деньги — это лишь ресурс. Одним из таких проектов является «Волга Мама».

«Пришлось переучивать швей, потому что они с таким никогда не работали»

Андрей: На сегодняшний день мы сами шьём одежду. Из-за этого у нас возникла проблема со швеями. Многие хорошие специалисты уезжают в столицу. 

Москва — это безграничный рынок. В провинции, как бы жестоко это не звучало, рабочая сила дешевле, чем в Москве, поэтому в столице выбор рабочей силы больше. 

Василий: В силу того, что индустрия загублена, эти специалисты в других местах более востребованы, чем в Самаре. На первоначальном этапе здесь не было швей, способных отвечать на наши запросы. В итоге пришлось переучивать на наше направление вещей, потому что швеи в Самарской области с таким никогда не работали. 

«Это уже не локальная история региона, и даже страны: есть продажи в Канаде, Испании, США, Израиле»

Андрей: Последние пару лет мы делали упор на то, чтобы не ограничиваться Самарской областью. Задача номер один — перестать быть локальным брендом. Рады, что мы её выполнили. 

Василий: География наших продаж достаточно обширная: от Калининграда до Сахалина. Нас ассоциируют не просто с Волгой, а с Россией. Это можно объяснить миграцией волжан по России, куда они тащат и нас за собой. Тем не менее, это уже не локальная история региона, и даже страны: есть продажи в Канаде, Испании, США, Израиле.

Есть истории, когда благодаря «Волге Маме» люди пересекаются в других городах, странах и знакомятся друг с другом. Мой друг работал на съёмках фильма. На одну из смен он надел футболку «Волга Мама», и в этот день он увидел актёра тоже в такой же футболке. У них завязался разговор и оказалось, что и тот, и другой знают создателей бренда. Круто, что людей из разных индустрий объединяет отношение к «Волге маме». А ещё, однажды нам скинули фотографию из Нью-Йорка, где афроамериканцы сидели в наших майках. Разные люди ходят в футболках бренда, который начался со слов: «А давайте сделаем прикольные кепки».

«Бизнес в России — это вальс… главное продолжить этот танец с граблями»

Андрей: Производство в провинции и Москве отличается. В столице минимум в два раза дороже стоимость рабочей силы, обучения, зп, аренды помещений. У тебя уйдёт полдня, чтобы что-то сделать. В Сызрани ты за полдня успеешь порешать много вопросов, сгонять в Самару, вернуться обратно и попасть в рабочее время.

Но без Москвы никуда. Все регионы смотрят: а что там в Москве? Яркий пример: селеба, надевая вещи местного бренда и выкладывая это в сеть, мотивирует этим ребят из провинции на покупки.

Василий: Сегодня не нужна привязка к какому-то региону. Благодаря интернету и интернет-покупкам, ты раскрыт на всю Россию: маркет-плейсы вообще открыты на пять стран. Бизнес в России — это вальс, главное продолжить этот танец с граблями и делать правильные выводы из ошибок.

Василий: Кстати, в городе Сызрань я оказался непосредственно из-за «Волга Мамы». Сам я из Костромы.

Андрей: Мы с Ильёй родом из этого маленького города, который по сравнению с Самарой немного «недоразвитый». Переезжать не хотим. Нам может много что не нравится, но мы любим свой город и хотим, чтобы он стал лучше. И стараемся делать для этого всё, что от нас зависит. 

«Волга Мама — это не мерч. Мы запариваемся, где расположить карман» 

Андрей: «Волгу Маму» можно назвать стритвиром, но никак не мерчем. Мерч — это вещь, приуроченная к событию или компании, где нет направленности на создание лекал, нужен именно принт. Мы — бренд. У нас идёт упор на вещи, качество, разноплановость продукции, мы имеем на сегодняшний день сформированные линейки.

Василий: В мерче не важно, что за вещь, главное — логотип. Мы же запариваемся, где расположить карман, как это будет носиться, делаем пробный образец, тестируем его. Нам даже не принципиально, чтобы на нашей вещи был лого. У нас уже есть вещи в продаже без логотипа «Волга Мама», хотя раньше нас ассоциировали только с ним.

Андрей: В наших гардеробах неприлично много вещей, которые как-то не угодили в фасоне. Вагонами можно возить. Мы дарим их родственникам, друзьям.

Василий: Порой без их желания. Вообще, мы сейчас с Андреем сидим полностью в вещах «Волга Мамы», кроме ботинок, пока ещё. Но мы идём и в этом направлении. Недавно бренд выпустил куртки, и сейчас, когда я нахожусь в другой куртке, то чувствую некий дискомфорт. Зачем носить что-то чужое, когда мы сами можем сделать то, что нам в кайф.

«Долго проехать на эмоциях “Волга Мама” не сможет, мы должны подойти к этому как к бизнесу»

Василий: Непосредственно производство у нас работает с лета. Сейчас в штате находится примерно десять человек, плюс пару человек на аутсорсе.

Андрей: В творческом костяке нас трое, и мы работаем без чёткого распределения обязанностей. Как в любой слаженной команде отдаём друг другу пасы и двигаемся вперёд. Пока мы с Василием выполняем задачи бренда без Ильи Угрюмова, он занят другими вопросами. В коллективе каждый из нас со всеми разговаривает — мы доступны и решаем всё на ходу. Каждая швея имеет возможность реализовать свою идею, многие предлагают интересные вещи. Мы всегда за рост и за увеличение ответственности. Если люди будут у нас расти — мы только «за».  

Андрей: В начале создания «Волга Мама» была творческим порывом и желанием что-то сделать. Это и остается нашей прерогативой. Но исходя из опыта, мы понимаем, что долго проехать на эмоциях «Волга Мама» не может. Мы должны подойти к этому как к бизнесу, чтобы иметь возможность продолжать развивать бренд.

Василий: Мы не можем делать всё, что хочется: отсутствует хорошая ткань, которая устроит нас, нет возможности сделать принт, потому что в России пока нет такой техники. Либо это всё настолько дорогое, что бренд пока не может себе позволить. В нас живёт чувство, что мы чего-то не сделали и недовыпустили. То, что мы хотели 5 лет назад, мы реализуем только сейчас. А то, что мы хотим сейчас, реализуем ещё лет через пять.

Совет для тех, кто хочет запустить свой бренд одежды

Андрей: Прежде чем залезать в эту сферу, стоит изучить информацию, которая уже доступна. Сейчас в интернете полно инфы, которая поможет избегать начальных ошибок. Если это всё изучить и проанализировать, то можно намного быстрее двигаться вверх. Либо обратиться к опытным людям. Хотя бы к нам на производство (прим: мерч машина). Потому что когда мы начинали, мы шли на ощупь. Всё было в зачаточном состоянии.

Василий: Главное — делать и не быть чьей-то копией. А дальше, как я называю, дело Вселенной. Вся жизнь — это опыт. Мы рождаемся и не знаем, как правильно, единственный способ узнать — попробовать сделать. Делать, делать и не боятся ошибаться, в риске заложен успех.

Коллаб с «Самара город-курорт»

Андрей: В этом году мы составляем план, как бы нам уложиться в 365 дней со всеми коллаборациями. «Волга Мама» готова объединяться. Мы вместе двигаем российский рынок и трудимся над одним делом — сообща мы сделаем это лучше, — драться или ругаться просто глупо. 

Василий: Когда к нам кто-то обращается за помощью, мы ничего не скрываем, потому что понимаем, какой впереди им предстоит сложный тернистый путь. В январе этого года у нас выйдет коллаб с «Самара город-курорт». Проект был воодушевлен «Волга Мамой» когда-то, и на фоне нас у Ани Райку получилась своя продукция. Мотивируя и воодушевляя кого-то на проявление творчества и создание своего бренда, мы увеличиваем наше поле. И это здорово. 

Андрей: Коллаборация с «Самара город-курорт» — это объединение различных видений. Мы сделали продукт для нашей публики, которая так или иначе пересекается. Лучше дружить, чем что-то делить.

Александра Новикова
Александра Новикова

Идейная, честная и романтическая натура с техническим образованием. Люблю русский рок, джаз, цветы на даче и Волгу. Проектор.