«С точки зрения образа я — обычный парень»: интервью с самарским стендап-комиком Максом Бересневым

Редакция «Курмышей» ходит чуть ли не на каждый открытый микрофон. Под влиянием влюблённости в самарский стендап наш главред пообщалась с человеком, который начинал выступать в облаке табачного дыма, а сейчас рассказывает шутки в самарских барах и пробует себя в столице. Макс Береснев поделился опытом комика и организатора местных стендап-тусовок: почему шутки должны быть жизненными, как запомниться зрителю, и что сейчас происходит с местной комедийной сценой.

С чего начал? 

В универе я играл в КВН. В какой-то момент мне разонравилась зависимость от команды — если другие ничего не делают, то и ты ничего не делаешь. На третьем курсе я понял, что хочу этим заниматься ещё больше, ребята же наоборот угасли — команда распалась. После этого я полностью ушёл в работу автором: был редактором лиги КВН СамГТУ, писал для команды СГЭУ, для лиги Поволжья и детского КВН.

В это же время в Самаре проходили стендап турниры в торговых центрах — в «Амбаре», «Авроре». Моё первое сольное выступление состоялось как раз на таком турнире в «Авроре». Тогда я прошёл в финал и занял второе место. После этого и начал активно заниматься стендапом. 

Были провалы в самом начале?

Многие стебут своё первое выступление: «Моё первое выступление было отвратительным, не хочу вспоминать». А у меня наоборот, первые три выступления отличные в плане захода материала — конечно, сейчас я могу сказать, что там был миллиард ошибок, что это был скорее не стендап, а выступление на КВНовском капитанском конкурсе. Но это было смешно. И после этих трёх удачных выступлений примерно год у меня были только плохие. Тогда же познакомился с Гошей Белобородовым (самарский комик, работающий сейчас в Москве — прим.ред), который рассказал, что я делаю не так.

Когда квнщик приходит в стендап, он считает, что уже умеет делать юмор — и это его самая главная ошибка. КВН в основном строится на парадоксе, а стендап — на жизни, боли, переживаниях и на личном отношении к жизни.

В стендапе нужно быть честным, искренним. Причём, чем больше честности, тем больше симпатий — больше людей на твоей стороне, они верят и сопереживают. Когда я это понял, выступления стали лучше. 

Но даже плохие выступления мне в прикол — я не загоняюсь из-за этого, от них никуда не уйдёшь. И не всегда в этом твоя вина, многое зависит от настроя зрителя, общей атмосферы, посадки, света и звука, предыдущего выступающего. 

Плохое выступление — это какое?

Иногда плохое выступление, это когда ты зашёл настолько хорошо, хотя сам понимаешь, что шутки были средними и посредственными, ты вообще написал их просто, чтобы вывалить на людей, а они так сильно смеялись. И ты начинаешь сомневаться: «А может это не такое говно». После такого выступления нельзя сделать выводов и дальше работать с материалом. Хорошее выступление, это когда ты можешь сделать вывод: эта шутка хорошая, а эта — плохая.

Ну и плохим можно назвать выступление, когда зритель тебя не слышит, когда в тебя кальян курят, например. Два-три года назад, кажется, мы (самарские комики — прим.ред) вообще только на таких площадках и выступали, где люди курили, а бармен во время выступления готовил кому-то коктейль. 

Как ты работаешь над материалом?

Сначала я пишу просто панчи. Например, выбрал какую-то тему и написал на неё панчлайны — без мыслей, четко построенных сетапов (начало шутки, которое подготавливает слушателя к панчу, основному смешному моменту — прим.ред). Написал десять шуток, иду на микрофон, рассказываю их. Например, если пять из них зашли, то я начинаю работать с этой темой — расписываю мысль, свою позицию, делаю вывод, добиваю какие-то панчи. Не надо сразу отказываться от материала: в плохой шутке может быть хороший заход, нужно просто поменять панч. 

А где хранишь все панчи, готовые шутки?

Есть комики, у которых всё структурировано — гугл документ, где красным отмечены моменты, которые залу не зашли. У меня же что-то хранится в блокнотах, что-то в заметках, что-то в сообщениях самому себе во Вконтакте. Поэтому, когда меня спрашивают: «У тебя есть 45 минут материала, с которым можно выступить?», я не понимаю, откуда начинать собирать. В августе прошёл проверочный концерт, для которого я более-менее собрал материал, а до этого даже не представлял о существовании некоторых блоков.

Может быть, какие-то гениальные шутки сейчас умирают в моей личке Вконтакте.

Все твои шутки про тебя?

Не совсем так. Я пишу не про свою жизнь, а про своё отношение к ней. Если писать о том, что беспокоит, получится крутое выступление. 

Как ты опишешь самарский стендап?

Не могу описать одним словом, мы не команда КВН. Каждый из нас индивидуален, у каждого есть хорошие и плохие выступления. Но в целом стендап-мероприятия сейчас хорошо проходят. 

Самая популярная фраза, которую в последнее время говорят или пишут после выступлений: «Удивился, что в Самаре такой стендап». Раньше было не так. Например, как-то ребята из «Большой Деревни» пришли на одно выступление и после него сделали вывод, что самарские комики шутят только про х*й, п*зду и алкоголь, и в целом всё отвратительно.

Мне кажется, несправедливо прийти на один открытый микрофон и сразу сделать вывод о самарском стендапе. Открытый микрофон — это мероприятие, где опытные и неопытные комики только проверяют свои шутки.

Для оценки лучше прийти на отчётный концерт, для которого у комиков с осени копится материал.

После открытого микрофона порой сталкиваюсь с непрошенным мнением. Живёшь себе спокойно живёшь, а потом выходишь со стендапа и около двери случайно слышишь: «Ну ведущий сегодня вообще долба*б был». И я весь вечер дома сижу и думаю, почему я долба*б-то.

А раньше вы предупреждали зрителей о том, что на открытых микрофонах их ждёт проверка материала?

Сейчас мы писать, что их ждёт. А раньше постили что-то в духе: «Стендап в Самаре, лучшие комики, камеди клаб»

Возможно, поэтому и ожидания у людей были завышены. Сейчас ведущий в самом начале всё объясняет залу: «Не завышайте ожидания, люди проверяют свои шутки, вы отдали от 10 до 100 рублей за вход — будут шутки и на 10 рублей, и на 100, расслабьтесь». Так мы стараемся перетянуть людей на сторону комика. На последнем микрофоне у нас чувак очень плохо выступал: с ужасными шутками, забывал текст, но зрители каждый раз поддерживали, кричали ему: «Давай-давай». У меня в какой-то момент руки затряслись от того, как это круто. Я вышел и сказал зрителям: «Спасибо вам, вы самые лучшие», хотя обычно после выступления подкалываю комика или зал. 

Стендап стал очень популярным, люди стали понимать, что это вообще такое. Раньше приходили и удивлялись: «А чё, Павла Воли не будет?» — «Не будет, будет Максим Береснев, хорошего вам вечера» 

Почему ты занялся организацией стендапов в Самаре?

В одно время я даже не мог представить, как что-то веду. Просто писал шутки и выступал. Потом из Самары уехал Сергей Матросов, Гоша Белобородов, Сергей Пономаренко, Вадим Танков — это четыре комика из восьми человек основы. Остались я, Артём Ионов, Максим Дмитриев и Паша Андреев. В тот момент я понял, что в тот момент самарский стендап может сдохнуть, потому что осталось всего четыре комика, а если кто-то из нас ещё не будет выходить… 

Решил, что надо заняться организацией, договорился с Пыфом (Сергей Pfpf, худрук бара «Вечно Молодом» — прим.ред), и мы начали делать открытые микрофоны в «Вечно Молодом». Потом решил затестить формат проверки материалов — 2 комика и 100 зрителей. Предложил эту идею бару «Дорогая, я перезвоню». Сначала выходило не очень — не было сцены, свет горел везде, официанты ходили во время выступления. Потом договорился с баром о привозах — приехал Артур Чапарян и подсказал, как надо правильно обустроить помещение. После этого я сам съездил в Москву, посмотрел, как там организовывают микрофоны. В итоге понял, в чём важность плотной посадки, света на сцене, чёткости звука. 

Чем ты зарабатываешь?

Я выступаю со своим материалом на местных стендап-мероприятиях и на разогревах у популярных комиков. А деньги зарабатываю с деятельности организатора. Выступающие в регионе мало зарабатывают: в основном они выступают на открытых микрофонах и раз в два месяца на корпоративе.. Как организатор я получаю около 40-50 тысяч в месяц — с каждого стендапа забираю деньги с бара и со входа, а если привоз, то ещё и с билетов. 

Хочешь переехать в Москву?

Это вопрос, над которым я как раз сейчас размышляю. Конечно, там есть перспективы, есть возможности зарабатывать только на стендап-комедии, там больше выступлений. При этом в Москве сумасшедший темп жизни. Нужно постоянно записываться на выступления, ездить с одного на другое, выступать несколько раз за вечер в разных локациях. Я вот не понимаю, в какой момент столичные комики пишут материал, ведь они постоянно чем-то занимаются: «Я три часа писал, потом два часа ехал в метро и снова писал, потом 70 раз выступил, и у меня не было секса 10 лет, потому что я постоянно выступаю и пишу шутки» 

Думаю, когда в жизни есть только работа, пропадают темы для юмора. Конечно, можно шутить про всё, что угодно, но это будет искусственно, и мне это не нравится. Хочу писать о том, что проживаю сам. Должна быть чёткая позиция, чтобы мой материал мог говорить только я. Как только материал становится таким, что его может рассказать кто угодно и это будет также смешно, ты теряешь свою индивидуальность. 

В Самаре мне проще — в понедельник я пишу материал ко вторнику, во вторник выступаю, в среду готовлюсь к четвергу, в четверг проверяю материал, в пятницу добиваю его ещё раз, в воскресенье в Тольятти закрепляю готовый блок. К тому же, в Самаре я живу в своей квартире, зарабатываю на организации концертов. Уже привык, что здесь все более-менее нормально, так что в Москве не хочется бомжевать. 

Насколько важен сценический образ?

В стендапе выгодно всё, что отличает тебя от общества. Я же особо ничем не отличаюсь — не высокий, не низкий, не урод, не супер красивый, у меня обычный голос, вырос в простой семье военного. С точки зрения образа, я — среднестатистический парень. Зато выделяюсь ментально, выделяюсь внутренне. У меня достаточно дружелюбная внешность, но при этом я могу спокойно засрать кого-то со сцены ради шутки. Например, шучу про анальную пробку, от чего зрители порой удивляются. А на голосовании на money-майке люди отвечают: «Я за заику», «Я за высокого», «Я за толстенького» и «Я за того, что в зелёной кофте». Отлично, я чувак в зелёной кофте, запомнили. 

Лена Терентьева
Лена Терентьева

Главный редактор

Самарский, озорной гуляка. Исследую жизнь и людей, которые творят с ней что-то невероятное. Люблю слушать, выслушивать, а потом составлять тексты из реальных историй.