С 2014 года в Самаре ежегодно проходит инклюзивный бал — бал, участниками которого являются люди с инвалидностью и без. Полонез, вальс и польку исполняют местные жители с различными особенностями — кто-то на инвалидной коляске, кто-то с помощью опытных волонтёров. «Курмыши» поговорили с организаторами, участниками, волонтёрами и хореографами бала об особенностях такого мероприятия.

Фото: Ильнар Бахтияров

Самарский региональный инклюзивный бал проходит ежегодно с 2014 года. Идея объединить людей с различными формами инвалидности и без принадлежит руководителю бального движения «Империя» Сергею Болдыреву и директору Инклюзивного ресурсного центра Андрею Транцеву.

Инклюзивный бал стал базой для социальной адаптации и реабилитации людей с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ). Каждый год на бал приходят новые участники со своими особенностями, и с ними танцуют волонтеры — люди без инвалидности.

Как проходят инклюзивные балы

9 декабря 2020 года участники собрались на XI Региональном инклюзивном балу «В кругу друзей» в музее им Алабина. Название связано с ограниченным количеством участников и зрителей из-за эпидемиологической обстановки.

В 18:00 26 пар — 52 человека — выстроились в зале, обменялись поклонами и пустились в приветственный полонез. Дамы были в индивидуальных разноцветных платьях, а кавалеры — в строгих костюмах. За полонезом участники танцевали вальсы, марш, польку и кадриль. На балу было время и для неформального общения — в перерыве участников ждал кофе-брейк.

В конце праздника по традиции участники выбрали Короля и Королеву бала. В этом году королем стал 38-летний Егор Елистратов — в 2002 году он сломал позвоночник и перенес несколько операций. Сейчас Егор не чувствует ног ниже колена и ходит на ходунках, а на балу танцует в коляске. Он приехал от Сургутской общественной организации инвалидов, которая хочет перенять опыт проведения инклюзивного бала.

«Мы не сильно отличаемся от здоровых участников. Инклюзивный бал позволяет сблизить людей. На балу созданы все условия, чтобы участники не замечали разницы между людьми. В Сургуте мало инклюзивных праздников, где разные люди могут взаимодействовать друг с другом», — рассказал Егор Елистратов

Королевой выбрали Надежду Панину. Она была единственной женщиной на коляске. Надежда впервые пришла на Инклюзивный бал в 2018 году в качестве зрителя. Она посмотрела на танцы, маскарадные костюмы и решила участвовать. Надежду уже выбирали королевой в 2019 году, но она отдала корону ребенку: девочка тоже хотела победить. В этот раз на балу не было детей, поэтому Надежда решила побороться за титул.

«В этом году меньше людей с инвалидностью, чем без. Я решила, что буду соревноваться и никому голоса не отдам. Каждый бал — это сказка. Танцем можно разговаривать, выражать чувства, которые нельзя передать словами», — поделилась Надежда Панина.

Фото: Валерий Григанов

Инклюзивный бал позиционируется как праздник, а не конкурс

Организаторы при постановке танца обращают внимание на комфорт каждого участника. Один из ключевых моментов — сопричастность.

«Когда инклюзивная пара находится в круге танца, она может совершать минимум движений. Нахождение среди других людей и стремление исполнить танец достаточно, чтобы назвать движения кругом танца, балом и праздником», — Сергей Болдырев

Абсолютно обособленная категория участников на балу — люди с ментальной инвалидностью. На бал приходят люди с синдромом Дауна, задержкой в развитии и синдромом аутистического расстройства. Их участие требует большей заботы для сопровождающих, партнеров и организаторов. Происходит отбор: для участия требуются элементарные способности в координации и усердие.

Ирина Шлепова, мама 28-летного Андрея с расстройством аутистического спектра, привела сына на X Инклюзивный бал в 2019 году . Они танцевали вместе: Андрей мог бегать по залу, неправильно исполнять движения, а Ирина контролировала его в качестве партнера. «Мне сказали, что будет лучше, если я встану вместе с ним и буду сама танцевать на балу», — отметила Ирина.

В этом году Андрей танцует вместе с волонтёрами. Он ведёт себя спокойно и сам выполняет большинство движений. Мама изредка поправляет его в танцах с переходами, но в них путаются и другие участники. Помимо Андрея на бал приходят и другие люди с ментальной инвалидностью.

«Три года к нам ходит участник с задержкой в развитии. На первых репетициях он перебивал организаторов, повышал голос в разговоре и задавал неуместные вопросы. В этом году он общался иначе — голос не повышал, ждал, пока пока кто-то договорит с другим человеком. Самое интересное, что участники сами становятся более вежливыми. Когда человек надевает пиджак, бабочку и танцует с дамой в шикарном платье, то вежливость приходит сама», — пояснил Сергей Болдырев

На балу также есть организаторы с ОВЗ. Максим Личардин работает 4 года администратором и видеографом в Инклюзивном ресурсном центре. У него детский церебральный паралич. Максим танцевал на репетициях прошлых балов, но в самом празднике не участвовал в качестве танцора. В этом году Максим выступал в роли видеографа: снимал репетиции и сам праздник.

Фото: Валерий Григанов

Волонтёры учатся взаимодействовать с различными людьми

Вместе с участниками с инвалидностью танцуют волонтёры — в основном, подростки. На инклюзивном балу они учатся организации мероприятий и общению с различными людьми. После первой репетиции хореограф обычно даёт волонтерам сутки для принятия решения — готовы ли они принять участие в празднике или нет. Были случаи, когда партнер, вне зависимости от наличия инвалидности, не проходил на бал.

Илье Ивочкину 21 год. Он танцует бальные танцы шесть лет, но на репетицию Инклюзивного бала пришёл впервые. Илье проблема общения очень близка — у его брата расстройство аутистического спектра. Он хочет научиться общаться и взаимодействовать с людьми с инвалидностью.

Его партнёр, Надежда Панина, репетирует на электрической инвалидной коляске. Из-за ограничений в здоровье меняется и танец. Например, у Надежды возникают трудности в подаче руки партнёру во время танца. Её правая рука должна быть на джойстике, поэтому и Надежда, и её партнёр все движения совершают левой рукой.

Волонтёрам, как и людям с ОВЗ, трудно на Инклюзивном балу. Человек с инвалидностью приходит на репетиции и ведёт себя мотивированно: многие приняли себя и свои особенности. Волонтёры же проходят тренинг по взаимоотношению с людьми с инвалидностью.

«Иногда у волонтёров складывается впечатление, что человек с инвалидностью — это прекрасная девушка, которая после ДТП оказалась на коляске. На практике участники бала могут иметь нарушения речи и проблемы с движениями. Они могут выглядеть непривлекательными для волонтёров. Некоторым ребятам сложно, и они уходят. Если решают остаться, то это внушает уважение. Решимость необходима как участникам бала, так и волонтёрам», — рассказал Сергей Болдырев, хореограф бала

Волонтёр и один из организаторов Георгий Миронов рассказывает, что в Самаре нет нормальной без барьерной среды, в которой люди могли бы встречаться и общаться. На его взгляд, человеку без инвалидности необходимо ходить на инклюзивные балы с детства, пока он раскрепощён и ничего не боится.

Адаптация людей с инвалидностью

Организаторы инклюзивного бала в Самаре уверены, что танцы могут стать инструментом социальной адаптации людей с инвалидностью. Как отмечает генеральный директор Национального центра проблем инвалидности Александр Лысенко, у людей с ОВЗ есть психологические барьеры. Они порой довольно замкнуты — не хотят выходить из дома и общаться с малознакомыми людьми. Инклюзивный бал помогает людям преодолеть трудности в общении.

«Атмосфера бала сама по себе стимулирует человека активно участвовать. На балу люди с инвалидностью танцуют и общаются с другими участниками. Участники раскрывают свои таланты и возможности. В 2012 году прошёл инклюзивный бал «Рок за равные возможности», на котором были люди в колясках и с ментальной инвалидностью. Нам говорили, что участникам бала будет плохо из-за громкой музыки, что они не выдержат. На деле они хорошо провели время», — рассказал Александр Лысенко.

Танцы изменяют под особенности каждого участника

В основе Самарского инклюзивного бала — историческая бальная программа конца XIX и начала XX веков: полонез, вальс и полька. Участники также танцуют медленный вальс. Его придумал хореограф специально для инклюзивного бала, исходя из танцевального опыта и фантазии. В 2015 году организаторы привлекли к участию представителя танцевального сообщества Малькольма Брауна — хореографа шотландских бальных танцев. Он создал для проекта несколько парных танцев.

Каждый год состав участников меняется и танцевальная программа неизвестна заранее. Хореограф подбирает и изменяет танцы прямо во время репетиций.

Фото: София Арчибасова

Многие каноны хореографии упрощают, чтобы человеку с ОВЗ было понятно, что из себя представляет танец и бал в целом. Участники зачастую танцуют на простых шагах: один из танцев — это полька «Улица». Она имеет определённые движения и шаги, которые не представляют сложности для людей без инвалидностей, но на инклюзивном балу не тратят время на правильное исполнение шага польки — он сложнее и быстрее. Участник может не исполнять повороты в танце, если ему сложно. 

Существуют категории людей с ОВЗ, где волонтёр контролирует движения. Например, если участник незрячий, то в паре с ним танцует самый опытный партнёр. Участника необходимо полностью провожать по всем движениям и картине танца — объяснять словами и направлять партнера. В случае с участником на коляске нужен волонтёр с сильными руками и хорошей координацией, чтобы помогать ему. 

Площадка для Инклюзивного бала должна быть ровной, чтобы человеку на коляске было удобно передвигаться. В таких танцах бывает три партнёра: дама, кавалер и сопровождающий коляски.

Что дальше?

В России на проблему с инвалидностью серьёзно обратили внимание после ратификации Конвенции о правах инвалидов ООН в 2012 году.

«Все люди разные: есть блондины и брюнеты, мальчики и девочки. Благодаря человеческому разнообразию, появляется сплоченность людей. Они взаимодействуют и помогают друг другу. В этом обществе людей с инвалидностью рассматривают точно также. У них есть не только дополнительные права, но и обязанности», отметил — Александр Лысенко.

Фото: Валерий Григанов

В 2021 году организаторы хотят найти новую площадку и пригласить людей с других городов России.

«Такие праздники должны проходить на уровне локальных сообществ. Не нужно стремиться проводить балы на федеральном уровне, поскольку в Самаре ещё много работы. Такие крупные мероприятие — это разовый выстрел. Нужно наладить работу в области, набраться опыта, привлекать больше людей. Когда это достигнет какой-то критической точки, то уже можно проводить всероссийский бал», — поделился Александр Лысенко.

Инклюзивный бал выполняет роль адаптации людей, но он ещё не достиг своей цели. Каждый бал — это попытка объединить людей и справиться с трудностями. В этом году зал музея стал маленьким для участников: он рассчитан на 100 человек. Во время танца участники испытывали дискомфорт: людям с коляской было сложно разворачиваться, а эпидемиологические ограничения не позволили использовать пространство полностью. 

Александр Башмачников
Александр Башмачников

Будущий авиаконструктор, которого занесло в журналистику. Днем прячусь от солнца, а ночью от сна. Люблю наблюдать, общаться и узнавать других людей.

No Comments Yet

Comments are closed