Я работаю в «Доме 77»: местные сувениры и зарубежные заказы гончарной мастерской Kin Pottery

«Я работаю с глиной три года, но бизнесом это можно называть только последний год», — рассказал нам сооснователь мастерской Kin Pottery Миша Кин. Пять человек из основной команды мастерской создают уникальную посуду для местных заведений и удивляют изделиями быта американских покупателей. Мы поговорили с Мишей и узнали, как работает гончарная студия в «Доме77».

Знакомство, гончарный круг, мастерская

В 2017 году я занимался разными несущественными делами и параллельно, в свободное время, занимался скульптурой. Мне стало любопытно попробовать поработать с гончарным кругом. Познакомился с девушкой, у которой была своя студия на втором этаже «Дома 77». У неё была печь, два круга, и она не знала, что с ними делать. Я предложил попробовать делать посуду, она согласилась. Мы начали практиковаться. 

По мере практики к нам начали обращаться местные заведения — «Коза Тапас», «Вечно Молодой» и «Проливошная». Потом пошли заказы и из других ресторанов, так дело стало расти. Мы приходили в рестораны, смотрели на дизайн и далее разрабатывали посуду, которая впишется в интерьер, передаст нужную атмосферу. Работали обычно в сжатые сроки, потому что заказы поступали практически перед самым открытием заведений.

Немалый вклад принесло само место нашей мастерской — сам «Дом 77». Люди приходили сюда, узнавали, кто чем занимается, и позже интересовались нами, нашей продукцией. Вообще, сарафанное радио сработало очень хорошо. Тогда мы не покупали рекламу, никак не занимались маркетингом. 

Со временем девушка, с которой я познакомился, стала инвестором для новой команды. Вместе мы придумали бизнес-план с развитием посуды для ресторанов. Со временем она отошла от дел, но у нас довольно хорошие дружеские отношения. Порой она говорит нам: «Давайте быстрее развивайтесь».

Бизнес, продукт, идея

В начале 2020 года, ещё до локдауна, мы думали, что будем делать ещё больше посуды для ресторанов, разработали бизнес-модель. А потом всё остановилось — рестораны просто закрылись. И, конечно, для них вложения в дорогую посуду стали неактуальны. У нас достаточно высокие цены по сравнению с большими, массовыми производителями.

Поэтому мы решили переосмыслить заработок. Понимали, что когда рестораны откроются, у них всё равно не будет денег на посуду. Так мы и начали создавать продукты на продажу в интернете. Под конец 2020 запустили сайт. Продажи пошли почти сразу — это клёво. Мы запустили самарские сувениры, продаём предметы для декора и посуду.

После фестиваля Samara Ground осенью 2020 года к нам сначала приходила Елена Лапушкина (глава г.о. Самара), затем Азаров. Оба сказали: «Вы же самарские, почему нет ничего самарского, давайте делайте». Мы это восприняли как задание. Впоследствии к нам приезжала уже администрация и министры, мы выступили как создатели новых самарских сувениров. 

Заказы на декор и посуду в основном поступают из Америки. За первые полмесяца мы продали 13 работ больше чем на 500 евро. Люди за рубежом готовы платить намного больше, чем в Самаре, например. Им вся эта тема интереснее и понятнее.  

Бывали частные заказы прикольные. Например, помощник депутата в Москве в подарок своему начальнику заказал фигуру собаки этого начальника. Наш мастер Женя лепила пса по фотографии. 

Сейчас изделия из глины стали очень популярны. Многие мастера привыкли делать по готовым шаблонам и формам, у нас же с самого начала всё становилось сложнее и сложнее — мы постоянно делаем что-то новое и не производим один и тот же продукт постоянно, даже если он очень популярен. Мы избегаем массового производства, каждый раз стараемся добавлять что-то новое, ещё лучше, чем в предыдущий раз.

Работа, труд, кайф

У нас в команде 4-5 человека — двое на постоянке и трое на фрилансе. Женя у нас скульптор-художник — она лепит и занимается росписью. Гриша гончарит и отливает. Я делаю всё, что могу, редко леплю, накручиваю на круге, занимаюсь документацией. Ещё мы работаем с маркетологом, который занимается продвижением инстаграма, сайта, фейсбука и договаривается с партнёрами, которые у нас сейчас появляются. Анька занимается росписью и покрытием глазурью.   

Мы тут все больше за идею. Мы знаем, что у нас крутой продукт, и что мы придём к успеху. Для нас эта работа в радость, иначе бы не проводили там много времени в мастерской. Бывает, конечно, тяжеловато, но когда вспоминаешь, где ты работал до этого, какие там были начальники, понимаешь, что заниматься своим делом — кайф. 

Когда мы достаём из печи новые изделия, прям ощущаем нереальный прилив энергии. Например, когда у нас получилась форма для космонавта, в мастерской был праздник. Мы подобного ещё не делали, хоть теоретически и знали, как нужно.

Пару тройку дней отдохнули — и всё, опять можно работать. Ну да, бывает, что выматываемся, особенно когда партию делаем. А потом приходит новый проект — и это снова наполняет. 

Лена Терентьева
Лена Терентьева

Главный редактор

Самарский, озорной гуляка. Исследую жизнь и людей, которые творят с ней что-то невероятное. Люблю слушать, выслушивать, а потом составлять тексты из реальных историй.