Премьер-министр РФ Михаил Мишустин назвал наиболее пострадавшие от коронавируса отрасли. В них вошли сферы туризма, бытовых услуг, общепита и многие другие. «Курмыши» продолжают раскрывать реалии местного бизнеса в это непростое время. На этот раз пообщались с владельцами салона красоты Babor, кофейни «Корж», совладельцем гранд-кафе «Пастернак», Bootlegger, ресторана «Пряный Барашек» и других заведений. Узнали, как обстоят дела с арендой, зарплатой сотрудникам и перспективами на будущее после отмены самоизоляции.


Анаит Бадалян — владелец салона красоты BABOR

Что происходит с бизнесом

После указа президента о введении нерабочих дней 28 марта мы приняли решение закрыться и временно не работать. Это было сложно, потому что никто понятия не имел, как долго нам придется сидеть дома. Я, как владелец бизнеса, чувствовала страх, панику, не спала несколько ночей подряд.

Сразу после введения нерабочих дней нам начали звонить клиенты с вопросами о том, как можно купить представленную в салоне косметику и как записаться на процедуры. Люди истерили, ради маникюра они были готовы на все. Меня просили снять какой-нибудь подвал, чтобы оказывать наши услуги подпольно, просили мастеров выехать на дом. Клиенты были готовы оплачивать двойную стоимость процедуры, лишь бы ее получить, но мы всем отказывали. Две недели вся команда Babor сидела по домам.

Люди истерили — ради маникюра они были готовы на все. Меня просили снять какой-нибудь подвал, чтобы оказывать наши услуги подпольно, просили мастеров выехать на дом.

При этом мы нашли способ заработать — начали доставлять клиентам косметику.

Про трудности и работу в «нерабочие» дни

20 февраля мы открыли и сразу закрыли второй салон. Вкладывая туда средства, даже подумать не могли, что препятствием нашей работе станет пандемия. Как только региональные власти разрешили салонам красоты работать, мы распределили клиентов по двум точкам, чтобы они чувствовали себя безопасно и не сталкивались друг с другом, чтобы в зале находился только один клиент.

Тем не менее посещаемость Babor упала на 30%.

Помимо этого, все наши специалисты постоянно были на связи с клиентами и консультировали по поводу домашнего ухода, подбирали им косметику онлайн. 

О планах на будущее

Когда мы открывали новый салон, я планировала проводить там клиентские дни раз в неделю и в целом почаще организовывать мероприятия. Пандемия изменила наши планы, и теперь Babor вообще вряд ли будет делать что-то массовое, так как люди будут бояться к нам ходить.


Андрей Иванов — основатель кофейни «Корж» 

Что происходит с бизнесом

В первые недели карантина дела шли плохо, клиентов было очень мало, но ближе к концу апреля ситуация стабилизировалась — люди стали заходить в наши кофейни и брать кофе с выпечкой на вынос. Мы также работаем на доставку и в среднем получаем от 5 до 16 заказов в день, но несмотря на это, выручка упала на 40% к прошлому году. 

Мы сократили только одного нашего сотрудника в плановом режиме. Все остальные продолжили работать, но на других условиях — с новым графиком работы и урезанной зарплатой.  

С наступлением карантина изменился наш горизонт планирования. Если раньше он был месяц-два, то сейчас максимум неделя. Все очень хрупко: несмотря на ежедневно растущее количество людей на улицах, мы готовимся к возможным ужесточениям эпидемиологического режима.

Про трудности и открытие новой кофейни 

В феврале 2020 года мы начали строительство третьей кофейни на Самарской 270, которая, невзирая на карантин, начала работать 12 мая. Основная сложность, с которой столкнулся «Корж» во время «нерабочих дней», связана именно с ней. Во-первых, для подготовки заведения к открытию мы взяли определенные кредитные обязательства, которые пока не можем реструктуризировать. Во-вторых, очень многие предприятия не работали, из-за чего мы нередко сталкивались с невозможностью купить нужную технику в нужное время. 

При этом я не уверен, что открывать новую точку в кризис рентабельно. Доставка в структуре наших заказов занимает примерно 10%, поэтому мы все же ориентируемся на трафик с улицы и надеемся на ослабление эпидемиологического режима, хотя, как я уже говорил, готовы к его усилению. 

Про помощь со стороны государства

Государственные выплаты на каждого сотрудника и помощь по налогам нас пока не коснулись. Мы бы смогли их получить только в том случае, если бы на первое марта 2020 года у нас был нужный основной ОКВЭД (Общероссийский классификатор видов экономической деятельности — прим.ред), связанный с деятельностью ресторана и услугами по доставке питания. Но у нас был другой, так как в самом начале специализировались на продаже эко-товаров, а уже в процессе развития добавляли дополнительные ОКВЭДы.  Отсрочку по налогам не получили — тоже из-за ОКВЭДов, ведь по ним «Корж» — не общепит. Но есть и плюсы —  как только начался карантин, мы сразу подали заявку на реструктуризацию наших займов в «Сбербанке» и её одобрили. 

О планах на будущее

В 2020 году мы планировали открыть свою фабрику-кухню и уже это сделали. Там готовится еда, которая потом поставляется в точки «Коржа». Также в мае сеть стала больше — открылась третья кофейня. 

До карантина в планах была и четвертая, но из-за короткого горизонта планирования об этом пока рано говорить. Самое главное сейчас: стабилизировать работу и сделать бренд более узнаваемым. 


Рашид Салюков — совладелец гранд-кафе «Пастернак», Bootlegger, ресторанов «Пряный Барашек», Hello Asia и BoorgerBrod

Что происходит с бизнесом

Почти все наши заведения сейчас закрыты. Мы решили не заниматься доставкой во всех ресторанах — не увидели в этом правильный путь развития бизнеса. Только в «Пряном Барашке» разработали новое меню блюд навынос и организовали доставку. В остальных наших ресторанах мы решили снизить все расходы, а большинство заведений просто закрыли.

С большинством арендодателей нам удалось договориться об арендных каникулах — где-то мы платим урезанную аренду, а где-то не платим совсем. Так, владельцы площадей, где находится гранд-кафе «Пастернак», дали нам возможность оплачивать только коммунальные платежи, без аренды. Мы считаем, что это очень грамотный подход, с правильным настроем на будущее сотрудничество. У рестораторов сейчас нет возможности выплачивать полную стоимость аренды, так как ресторан — это не магазин. Мы не можем выкрутить полки и уйти. 

Про помощь со стороны государства

Наша отрасль явно не главная — она не из тех, кому будут помогать в первую очередь. Правительство нам никакой поддержки не оказывает на сегодняшний день. Мы с партнером ради интереса делали запрос на беспроцентный кредит на зарплату сотрудникам, но и в этом нам отказали без объяснения причин.


Про сокращения

Нам пришлось отправить в неоплачиваемый отпуск более 50% персонала. Но многих сотрудников мы просто не имеем права терять. Например в «Пастернаке» готовит шеф с опытом работы в московском «Докторе Живаго». Такие кадры нельзя упускать. 

После окончания карантина планируем вернуть тех, кого отправили в неоплачиваемый отпуск: официантов, администраторов, клинеров. Со своей стороны мы предложили им новые временные рабочие места в сети «Пятёрочка» и «Магнит».

Сейчас спрос на сотрудников в продовольственных магазинах возрос. Время непростое, так что всем нужно подстраиваться под новую реальность. 

О планах на будущее

По моим наблюдениям, вся ресторанная индустрия после нынешнего кризиса перейдет в новый формат, который нам еще пока неизвестен. Сейчас мы наблюдаем, что происходит с фуд-бизнесом в Москве, Санкт-Петербурге, смотрим, как обстоят дела в этой отрасли в других странах, но нам сложно повторить их опыт — в большинстве стран правительство помогает бизнесу выжить. У нас я пока такого не наблюдаю. 

Из планов на будущее — выжить, сохранить наши рестораны. Я уверен, многие представители общепита после карантина не откроются, но любой кризис — это возможности. Не смогут открыться старые заведения, значит появятся новые. 

В 2020 году мы планировали запустить 3 проекта. Называть их пока не могу — это коммерческая тайна. Уверен, очень скоро продолжим работу над ними.

Иллюстрации: Мария Кривобок

Виктория Рипа
Виктория Рипа

Основатель «Курмышей»

Много читаю, мало сплю, веду смешной твиттер. Бывший специальный корреспондент vc.ru. Пишу для The Bell, Inc, самиздата «Батенька, да вы трансформер», «Яндекс.Практикума» и Spravka