История одного убийства: как корова помогла найти преступников

Автор краеведческой рубрики Леонид Копылов нашел в газете «Голос Самары» за июнь 1914 года историю «сверхъ-звѣрского» убийства крестьянки Анны Павловны Кусакиной. На превью одного из разворотов разместились четыре больших прямоугольника — фотографии обезображенного расчлененного трупа, без цензуры, крупные и чёткие. Газеты посвящали делу целые полосы, за ходом расследования следил весь город. Обратимся к хронологии и подробностям.


Исчезновение

Кусакина жила со своим мужем в посёлке Запанском. Место, надо сказать, и сейчас не из приятных. Ещё с 1880-х жители селились там самовольно — это было пристанище социальных низов, в том числе и беглых преступников. Расположение позволяет — посёлок отрезан от города железнодорожным переездом, рядом река. Словом, курмыши те ещё. 

Кусакины были, по всей видимости, честными торговцами и добрыми людьми.

«Голос Самары» сообщает:

«В течение двенадцатилетней совместной жизни, как отозвались их престарелые родители, проживающие в селе Ломове, так и самарские их соседи, никто не слыхал между ними какой бы то ни было ссоры; образ жизни вели трезвый.

Товар они приобретали большей частью у местных купцов, а больше у вологодского известного в Поволжье торговца Д.А. Кузнецова, который на запрос сыскного отделения ответил, что семья Кусакиных была известна ему с лучшей стороны, отозвался как о самых честных, аккуратных в платежах и добросовестных своих покупателях».

Утром 10 мая Кусакина пошла торговать вразноску шёлковыми платками, после чего так и не вернулась домой. 11 мая к дамбе моста на Самарке прибило труп без головы и рук, замотанный в старые тряпки. В последующие дни в реке находили остальные части тела, а спустя месяц обнаружили голову. 

Муж Кусакиной находился под подозрением. Он заявил о пропаже жены только через два дня. Также, ещё до опознания, пытался дать сторожу 5 рублей на погребение тела.


Расследование

Дело расследовали А.П. Барынин и М.В. Пучин. Афанасий Петрович Барынин, помощник начальника Самарского сыскного отделения, был человеком смелым и находчивым. Позже, в 1916 году, он разыскал, а затем и задержал банду вооружённых грабителей. Они сознались в ряде краж и налётов на квартиры состоятельных горожан.

11 августа 1920 года самарская ГубЧК (Губернская Чрезвычайная Комиссия) расстреляла Афанасия Петровича за «контрреволюционную деятельность». 10 июня 1999 он был реабилитирован Самарской областной прокуратурой.

В интервью «Голосу Самары» Барынин признал дело Кусакиной одним из самых сложных за годы службы. Единственной зацепкой была одежда, найденная вместе с телом. Это позволило локализовать район поисков, но следствие всё же зашло в тупик. И тут помог случай. 17 июня Афанасий Петрович сидел на берегу Самарки и услышал разговор двух женщин, полоскавших в реке бельё:

«Охъ, дѣвонька, а вѣдь въ эту ночь у насъ на дворѣ корова ревѣла, какъ будто зачуяла кровь…»

За одной из них Барынин отрядил наблюдать Пучина, а за другой проследовал сам. Так он и нашёл ту самую корову. Благодаря этому было установлено приблизительное место преступления. На том же месте Барынин встретил свидетельницу. Одна женщина видела в ночь убийства, как её соседи выходят из дома с мешками и уплывают куда-то в бурю. С ними была некая Анюта. Опрашиваемая также заявила, что на следующий день спросила у Анюты, куда она провожала в такую погоду гостей, после чего та разнервничалась и ничего толком не ответила.

Поимка преступников

Постояльцы были вычислены по домовой книге и схвачены. В преступлении сознались. Выяснилось, что в том доме Анюта устроила настоящий притон. 10 мая Кусакина пришла просить долг за отпущенный в кредит товар. Преступники набросились на неё, задушили, расчленили, а ночью попытались спрятать тело в Самарке. Лицо изрезали ножом для затруднения опознания. Ограбили — у Кусакиной были при себе три золотых кольца, деньги. Убийство спланировали заранее. А до этого участник банды Кищенков предлагал убить продавца-китайца, который к ним тоже заходил.

Организатором стала Александра Золотова, жившая ранее с известным поволжским разбойником и беглым каторжником, Василием Трухалиным. За ним числилось более пятнадцати убийств. В 1907 был пойман всё тем же Барыниным.

Ещё одна участница банды — старуха Прасковья — пыталась избежать обвинений, упирая на свой возраст, на то, что «молодые заставили». При этом установлено, что, «будучи вдовой, въ теченіе послѣднихъ 25 лѣтъ, она жила жизнью уголовной преступницы. Причём настолько аккуратно, что никогда не навлекала на себя не только кары, но даже «какихъ-либо особыхъ подозрѣній ».

Преступление было раскрыто. Данилову и Золотову приговорили к пожизненной каторге. Остальных — к 12 годам каторги, кроме Константинова. Ему дали только 6 месяцев тюрьмы за укрывательство. Барынин и Пучин получили личную благодарность министра внутренних дел Российской империи.


Коллажи: Екатерина Ильина

Аватар
Леонид Копылов

Автор

Краевед-любитель и создатель паблика «Старой Самары послѣдній сонъ»