Ира Севостьянова — о коллажах, заработке художника и самопиаре

Коллажист Ира Севостьянова разъезжает по гастролям в качестве преподавателя курирует выставки, руководит «Мастерской коллажа», участвует в выставках. «Курмыши» узнали, сколько времени уходит на одну работу, где найти классные материалы для коллажа и легко ли художнику выставлять ценники на свои работы.

Как часто ты создаешь новые работы?

— По-разному. Бывает, придумываю что-то прямо перед выставкой. Понимаю, что нужны свежие работы и начинаю быстро их создавать, причём в большом объёме.  После такого интенсива у меня иногда временно пропадает мотивация к творчеству, приходит лень и прокрастинация. В случае, если нет дедлайнов по выставкам, то что-то новое создаю не так часто. Примерно раз в месяц, иногда в несколько месяцев.

Получается, твои работы чаще запланированные?

— Когда надо мной висит какой-то долг перед зрителем — близится конкурс, марафон, где-то нужно презентовать работы — сразу появляется мотивация. Например, у выставки есть конкретная концепция. Я вижу, как могу её обыграть, представляю себе материалы и формы. Это сразу заставляет меня встать, достать все свои бумажки и начать работать.

Сколько времени уходит на создание коллажей?

— Летом я курировала выставку в мастерской коллажа и поняла, что для неё не хватает больших работ. У меня лежали две ДВП формата 80х60 — это было то, что нужно, хотя обычно я работаю с форматами А5 и А4.

Одно произведение закончила за четыре дня, а другое успела склеить за два часа до выхода из дома.

Еще один пример: картинки в Банкомарте в галерее «Виктория» закончились, и меня попросили что-то предоставить из своего творчества. Я поставила себе цель — создать для этого 40 коллажей, и сделала их всего за пару часов! Это были маленькие работы эскизного формата.

Конечно, проекты посерьезнее — с использованием разных техник и заготовок — занимают больше времени. Сложнее всего искать материалы в журналах и книгах. Иногда случайно нахожу какую-то деталь, которая резко вдохновит. Тогда сразу хочется ею заниматься, бросив остальные дела. Такие всплески отвлекают от других работ, которые затем я могу забросить и на несколько недель.

Ты не чувствуешь себя конвейером, когда создаешь работы в таких количествах?

— Такое действительно бывает. Для Банкомарта я на самом деле штамповала работы. Опыт позволяет быстро создавать какие-то наброски или простые композиции. Но это только в случаях простых работ. Чаще всего процесс сопровождается творческими муками — кажется, что идея недостаточно хорошо выражена, или детали сложились не так, как хотелось, или композиция просто не нравится, или цвета не сочетаются.

Конечно, чтобы упростить себе жизнь, я могла бы смешать краски или распечатать нужные картинки на принтере. Но мне всё же ближе работать с тем, что вокруг. Гораздо ценнее фрагмент, который ты нашёл в старинном журнале, а не скачал из интернета.

Не боишься повториться?

— Можно повторять технику раз за разом, но но на выходе работы всегда будут разными. Я наблюдаю за остальными художниками, которые из года в год копируют сами себя. У меня, наоборот, всегда есть стремление к чему-то новому. К тому же, я частенько устаю от того, что делаю.

Люблю работу всем сердцем в те моменты, когда только закончила над ней работой. Тогда она кажется мне достойной высокого ценника. Затем пройдёт несколько дней и это чувство ослабнет: я пойму, что переборщила с суммой. А спустя несколько лет, если так и не продам, вообще отдаю её кому-нибудь бесплатно.

Нельзя поверить во что-то одно и всю жизнь придерживаться этим взглядам. Я всегда меняюсь и коллажи меняются вместе со мной.

Где ты находишь эти самые ретро-журналы?

— Раньше брала что-то в библиотеке, а сейчас все материалы попадают ко мне случайно. Например, я выступала преподавателем на интенсиве в Москве, откуда привезла ретро-журналы из Франции, Германии. Для меня самый классный материал не тот, что я специально распечатала или купила, а как раз наоборот — случайно найденный.

Тебе важно, чтобы твои работы увидели люди?

— Да. Единственное, однажды я делала доску желаний, и это как раз тот коллаж, которому лучше остаться без зрителей.

Какое место коллаж сейчас занимает в твоей жизни? Это больше хобби или способ заработать?

— Это всегда сложный вопрос для художника. Глупо идти в искусство ради славы и денег, наша страна к подобному не располагает. До 2015 года у меня была стабильная работа, а творчеством я могла заниматься только в свободное время. Это утомляло. Уволилась и решила, что смогу зарабатывать искусством. Конечно, сразу ничего не вышло. Сначала нужно сделать из своего имени бренд, прославиться — такой вот длинный путь к деньгам. Но сейчас мне удаётся получать прибыль от своей деятельности — продаю коллажи, даю платные мастер-классы и провожу воркшопы.

И каково тебе заниматься самопиаром?

— Пиар для меня — больная мозоль, если честно. Я не умею продавать себя. Частенько боюсь где-то участвовать, и порой отказываюсь от перспективных поездок. Например, я не очень хорошо знаю английский, поэтому даже не полезу в какой-то зарубежный конкурс.

Где ты преподаешь и как это примерно происходит?

— Меня приглашают проводить мастер-классы или лекции на мероприятиях в музее, галерее или на фестивале. Ещё я обучаю людей в «Мастерской коллажа», которую организую сама. Также, по приглашению основателя российского сообщества коллажистов Ольги Кирсановой четыре раза ездила в командировки в Москву и Санкт-Петербург, где была ведущим преподавателем интенсивных курсов коллажа.

Чем ты руководствуешься, когда ты выставляешь ценники своим коллажам?

— Я прочитала несколько статей, где рассказывают об алгоритмах выставления ценника. Их авторы советуют складывать свой опыт, затраченное время, материалы и участие в выставках. В общем, собери все привилегии и калькулятор подскажет, сколько стоит твое новое произведение искусства. Я попробовала и вышло, что коллаж на холсте 30х40 обойдётся моему покупателю в 19 000 рублей. Некоторые проекты так и выставляю.

А вообще, я ставлю ценник по своим ощущениям — как сильно эта работа мне нравится и насколько редкий материал в неё вложен. Например, в «Арт-мосте» моя работа максимум стоит 20 500 рублей за формат 80х60. Коллажи, выставленные в моём Инстаграм продаю от 1500 рублей.

Но вообще, в России нет рынка для художника. За холст и масло люди ещё готовы отдавать деньги, а на наклеенные бумажки чаще реагируют так: «Да это не искусство, у меня так в детском саду дети делают, за это больше 300 рублей я не заплачу».

Где хранятся твои работы?

— Дома. Я не сотрудничаю с галереями и магазинами. Одни коллажи лежат на полке, другие хранятся в шкафу, а что-то висит на стене или стоит на полу.

А сколько их у тебя?

— Даже примерно не знаю. Четыре года назад я чётко понимала, что в среднем за год делаю 50 коллажей. А сейчас мне неинтересно считать количество работ. Да и раздарила я много, за всем не уследишь.


Фото: Анастасия Тихомирова

Лена Терентьева
Лена Терентьева

Главный редактор

Самарский, озорной гуляка. Исследую жизнь и людей, которые творят с ней что-то невероятное. Люблю слушать, выслушивать, а потом составлять тексты из реальных историй.